Непереносимость одиночества. Как справиться с болью от расставания?

Сегодня я хочу рассказать о такой очень сложной и достаточно распространенное теме как созависимость. Наверное, этот термин уже стал таким достаточно популярным на просторах интернета, и многие уже знают, что такое созависимость

Я раскрою эту тему немного опираясь на свой опыт преодоления созависимости, на свой опыт проживания этого состояния. Как бы ощущения, которые многие люди описывают, точно так же как его чувствовала когда-то и я. Это ощущение пустоты это ощущения когда это происходит, когда любимый человек уходит из вашей жизни или бросает вас, или вы расстаетесь по вашему желанию или же по его инициативе.

Это бывает по-разному, но одно и то же ощущение описывают мои клиенты, которые когда-то переживала и я в своей жизни. Ощущение разрыва связано с переживаниями пустоты, одиночества в этом мире, когда почва уходит из-под ног, когда кажется, что вместе с любимым человеком часть тела как будто оторвана, как будто он унес с собой часть тела или какой-то орган. В груди невыносимая боль, паника, ужас захлестывает человека и мелкая дрожь трусит тело. Такие ужасные состояния похожи на страх смерти.

С чем же это связано и как это преодолеть? До сих пор считалось, что созависимость — это неизлечимо. Это сродни алкоголизму, наркомании, только здесь в качестве алкоголя или химической зависимости выступает человек. Человек, к которому вы успели привязаться. Даже может быть вашим отношениям и не так много времени. Может и не более месяца, тем не менее, каждый разрыв переживается как смерть, как уход почвы из-под ног, когда кажется, что весь мир такой огромный, а я такая маленькая такая беспомощная.

Ощущения брошенности и одиночества тяжело переживают как мужчины, так и женщины. Важно нам сейчас с вами описать это ощущение, чтобы вы узнали себя может быть. Это состояние, которое когда-то приходилось пережить и тогда начинается мучительный путь исцеления.

Как я сказала, уже другой человек выступает для вас всем миром, то есть ваша опора, она не внутри вас, ее не было внутри вас. По сути дела свою опору вы прикрепляете, как бы приклеиваете к другим людям, от которых вы потом становитесь зависимыми, эмоционально зависимы. Не обязательно быть материально зависимыми, хотя это тоже добавляет в копилку ощущение эмоционального ужаса и утраты поддержки.

Я буду говорить сейчас больше об эмоциональной зависимости, это переживание ощущение панического ужаса, то что, когда то вы пережили в детстве, когда быть может по каким-то причинам ваша мама не смогла построить эту эмоциональную связь с вами. Это очень ранние переживания, это состояние вашего внутреннего ребенка, который взывает сейчас к тому, кто ушел, кто бросил.

Многие люди падают на колени и хватают за ноги, просят не уходить, не бросать, но на самом деле это тот самый внутренний ребенок, брошенный, и без мамы не может выжить, не может в этом мире справиться. Для него уход — это равно смерть.

Первое такое переживание ребенок может испытывать даже в первые дни, когда особенно раньше такое практиковали, когда ребенка прямо после родов первые минуты отрывали от мамы и уносили в детскую комнату, вот это первое ощущение ужаса, который познал ребенок, будучи брошенным оторванным от материнского тела.

Далее могут наслаиваться еще некоторые травмы как бы нанизываются как бусинки на нить. Например, мама готовит кушать для ребенка, варит кашу и по каким-то причинам она задерживается. Ребенок в этот момент лежит и ждет, он кричит и для него вот это переживание голода. Мама задержалась на несколько секунд, а у ребенка уже голод, это равно смерти. Это переживание брошенности и одиночества. Ребенок в этот момент травмируется.

Как этого избежать? Никак. Посмотрите откуда появляется это ощущение зависимости? Человек это такое существо, которое рождается в условиях тотальной зависимости. Посмотрите как некоторые животные рождаются? Акуленок, прорвал плотный мешок, высвободился и поплыл себе в подводном мире дальше от мамы и акулы, и они могут больше не встретятся. Он уже готов к самостоятельной жизни. Так многие животные даже забывают вот эти родственные связи.

Только человек так долго остается в таком зависимом состоянии от матери. Он рождается в этой зависимости, ему сложно выделить любовь из зависимости, поэтому многие люди путают эту зависимость любовью. Наша с вами задача выделить любовь и зависимость, научиться ее распознавать, потому что на самом деле зависимость сродни такому неврозу, а иногда и психозу.

Так вот, дальше ребенок растет, первые попытки отделиться от родителей он делает в три годика, потом в подростковом возрасте происходит бунт, когда он кричит, он пытается добиться этой независимости. Если родитель правильно сопровождает ребенка в этом таком сложном и противоречивом периоде жизни, когда ему и нужно, одновременно это противоречие рвет ребенка изнутри.

Подросток протестует, бунтует против такой ситуации, хотя все это происходит неосознанно. Подросток этого не осознает, он просто выполняет задачу развития. Две задачи развития: научиться «быть в я» и научиться «быть в мы» с другим. Как родители могут препятствовать? Например, манипулируя на чувстве потери страха, потери стыда, особенно на страхе потери, когда родитель добивается своего, манипулируя на страхе потери.

В этот момент и закрепляется тот опыт: меня бросили, я один, не справлюсь, я беспомощен. В этом огромном, таком страшном ужасном мире ребенок вступает во взрослые отношения и по полной программе весь этот детский опыт шквалом обрушивается на самого человека, и на его партнера, и конечно же, такой человек обязательно найдет такого же созависимого человека, потому что не созависимому человеку нечего делать рядом с созависимым.

Они как то чувствуют друг друга, особенно в романтической влюбленности это все происходит, они сливаются, они не различают, где я, где ты. Потом в какой-то момент, когда происходит обнаружение, что «я — это я», а «ты — это ты», первые сигналы, что, оказывается, у меня есть свои потребности, а у тебя есть свои потребности — вот тогда обнаруживается эта разность. Начинаются конфликты, и люди не выдерживают отношений. Происходит разрыв и в этот момент созависимый человек разрушается, он теряет почву под ногами и падает.

Как я проходила этот опыт и как я себя сама исцеляла? Во-первых, в эти моменты, когда у меня возникали ситуации разрыва с близкими значимыми мне людьми, я находила поддержку. Конечно, в своей личной психотерапии, которую я брала тогда по два-три раза в неделю, именно в эти кризисные периоды моей жизни, вначале я погрузилась в очень глубокую депрессию, из которой я не видела вообще выхода.

Я думала, это никогда не пройдёт. Эта боль никогда не закончится, но я со временем поняла, что у любой боли есть свой предел и моей боли тоже. Все в этом мире, как любовь, как радость, как и боль — всё имеет свой конец. Наша жизнь имеет конец, в этом мире вот так все устроено. В этом состоянии боли я начала себя вытягивать, и начала искать вот эти точки опоры на себя.

У меня было под руками то, что было в моем распоряжении. Это было мое тело, мой организм я старалась все время искать ощущение опоры на свои ступни, на свои ноги. Я ходила, и все время концентрировала свое внимание на опоре. Я была просто занята практически ежедневно тем, чтобы научиться ходить, как ребенок маленький. Я учила сама себя ходить, и откуда-то из каких-то глубин своей души, из каких-то резервов получила доступ к этой внутренней маме.

Внутри каждого человека есть хорошая добрая мама, которая начала ухаживать и исцелять моего внутреннего ребенка. Так сложилось, что моя мама сама была очень травмированной женщиной и травмированным ребенком. Это ребенок войны, она родилась в сорок первом году и, понятное дело, она не смогла построить со мной вот эту эмоциональную связь. Не смогла дать мне вот это ощущение опоры на себя, не научила как бы меня этому, поэтому мне пришлось искать внутри себя эту добрую маму и исцелять своего внутреннего ребенка самой.

Что я делала? Опять же, я ходила я опиралась на свои ноги, когда меня захлёстывал вот этот ужас, я начинала дышать, и все время пыталась каждый свой вдох осознавать, то есть я дышала осознанно. В этот период паники и ужаса пыталась спастись этим осознанным дыханием. Я говорила себе: «у меня есть ноги, чтобы опираться, у меня есть ноги, чтобы ходить, у меня есть позвоночник, чтобы держать мое тело, у меня есть руки, чтобы брать в этом мире то, что мне нужно, у меня есть рот и зубы, чтобы жевать пищу, чтобы кормить себя». И вот таким образом я как бы себя уговаривала.

Далее по какому пути я пошла. Я решила жить осознанно, если я кушала, то я думала только о том, что я кушаю. Я пыталась найти ощущения вкуса. Я пыталась теплая осознать, что пища холодная, пища грубая, она шершавая, кислая, соленая. Я концентрировалась на осознавание того, что я делала.

Я научилась быть здесь и сейчас и это то, что меня каким-то образом немного спасало от вот этих состояний ужаса и паники. Когда теряется вот грань ощущения между настоящим и прошлым, тогда весь материал прошлого, эти переживания, травмы они как бы становятся этой реальностью. Прошлое и настоящее перепутываются, и вы начинаете испытывать те же ощущения, когда вас бросала мама, или может быть угрожала тем, что она бросит, если вы будете непослушным. Эти переживания нахлестывают уже во взрослом возрасте, когда человек переживает потерю близких отношений.

Когда я стала уже больше чувствовать опору мне очень хотелось чтобы меня кто-то обнял, некому было обнять, тогда я шла и ложилась ванну, лежала вот в этой теплой воде и ощущала соприкосновение воды с моей кожей, как будто я в плаценте прямо в ванне. Как будто я в материнской плаценте согревалась.

Когда я ложилась спать, я сосредоточивалось на ощущениях, как прикасается одеяло к моей коже, я старалась заботиться менять себе часто постельное белье, чтобы оно хрустело, прям, были очень приятные запахи от чистого белья, то есть я стала потихонечку ухаживать за собой.

Если я шла в магазин, я покупала себе самое вкусненькое, самая деликатесное, я останавливалась возле полок с продуктами, прямо ощущала, моё или не моё. Откликаюсь или не откликаюсь, это вкусно или невкусно, то есть я полностью была занята только собой. Конечно, это был период когда я не могла полноценно работать, и я очень благодарна тому, что меня поддерживал мой психотерапевт и мои друзья, мой сын очень здорово меня поддерживал в это время. По сути дела, я не была одна.

Я стала искать в интернете, каким интересными делами я могу заполнить свою жизнь и чем могу увлечься. На то время я сказала себе, никаких мужчин в моей жизни. Год я даю себе на то, чтобы исцелить себя. Никаких отношений. Совершенно сознательно мне не хотелось заполнить эту пустоту тем-то, и я ее усилием воли начала заполнять собой, своими интересами, своими опорами, своими ресурсами.

Дальше я искала уже в интернете, куда пойти на какие курсы, вот в тот момент я наткнулась на курсы рукоделия, начала делать бижутерию, пошла обучилась валянию из шерсти, плетению бус. Я заметила одну вещь, что когда этим занимаюсь, я перестаю думать о том, что я одна, я как будто входила в медитативное состояние, я была занята, мне было очень спокойно, тихо. Я понимала, что вот это творчество, оно потихонечку начинает заглатывать, эти дыры, выбоины в моей душе, которые я как хвост притянула в уже взрослые отношения.

Таким образом потихоньку, я наращивала свою устойчивость, свою стабильность. При поддержке моего психотерапевта, которому я безмерно благодарна. Сейчас я стараюсь в своей психотерапевтической практике помогать своим клиентам пройти этот путь, войти в этот туннель боли и выйти с другого конца, где есть свет. Я стою на том конце тоннеля и протягиваю руки тому, кто хочет пройти путь боли и исцеления от созависимости.

Кто узнал себя в моих описаниях, верьте в то, что от созависимость можно вылечиться. Я в это верю, потому что я это сама сделала, и я вижу как успешно потихоньку проходят этот путь мои клиенты. Некоторым людям не хватает года, чтобы исцелиться. Нужно несколько лет, даже бывает и так, но все-таки это возможно. Это стоит того. Я вам всем желаю здоровья, физического и психического, всего вам доброго!